Энергосбережение или развод на деньги?

Наступила осень, на улице заметно похолодало и в квартирах наконец-то включили отопление… Теплоэнергия. Это самый дорогой и самый непрозрачный ресурс, поставляемый нам. С теплом связано множество вопросов и проблем, и все они давно стали нам почти родными. Однако в этом году на нашу голову свалилась еще одна большая проблема. И имя ей – ООО «Энергосбережение». Что же это за зверь и с чем его едят? Давайте попробуем разобраться.

С начала лета ГБУ «Жилищник» в содружестве с данной компанией, при молчаливом одобрении управы и ГУ ИСГосударственное учреждение «Инженерная служба», а также при активной поддержке префектуры, терроризирует жителей нашего района. Практически по всем домам «Жилищником» были инициированы внеочередные общие собрания собственников жилья (ОСС). И единственной целью этих собраний являлось заключение энергосервисного договора с ООО «Энергосбережение».

Согласно федеральному закону №261 «Жилищник», являясь управляющей компанией, обязан проводить ежегодные мероприятия по повышению энергоэффективности и энергосбережению в «своих» домах. Перечень обязательных мероприятий закреплен постановлением Правительства Москвы №574. В их числе – утепление фасадов зданий (повышение класса энергоэффективности дома), утепление чердаков и подвалов, утепление или замена подъездных окон и входных дверей, сервисные работы с коммуникациями и т.п.

90% этих мероприятий оплачиваем мы в составе графы нашей ежемесячной платежки «содержание и ремонт жилых помещений». Ежемесячно, из года в год. Только этих денег у «Жилищника» нет. Все давно списано под разными предлогами, далекими от реальности. Проводить работы, прямо предписанные законом, ему не на что. А отчитываться перед государством нужно.

В данной ситуации на помощь «Жилищнику» приходит п.4 ст.12 261-ФЗ, в которой сказано, что для снижения расходов на проведение обязательных мероприятий жители могут потребовать от управляющей компании заключения энергосервисного контракта. При этом в п.4 ст.19 того же закона четко указано, что заключение такого контракта возможно только с письменного разрешения каждого собственника помещения в доме.

Именно поэтому «Жилищник» не может сейчас обойтись без ОСС с повесткой «заключение энергосервисного договора». А сам договор нужен им для того, чтобы поставить галочку о выполнении плана мероприятий. Просто ничем другим отчитаться они по факту не могут.

Но, может быть, все не так плохо и ничего страшного в непривычных словах «энергосервисный договор» нет? На самом деле, конечно, нет. Если снова обратиться к букве закона, то подобный контракт – благо для жителей. Как раз в том случае, если не хватает средств для работ по утеплению дома либо иных работ, предусмотренных законом. Но только, как обычно, не в нашем случае.

Тот договор, заключением которого «Жилищник» и Ко терроризирует нас, сводится по сути только к одному: к установке в домах автоматизированного узла управления (АУУ) подачи тепловой энергии. Никаких иных мероприятий, предусмотренных законом, в предлагаемом договоре нет.

Что такое АУУ? Если опустить множество технических подробностей, то все очень просто. АУУ контролирует температуру тепла, подаваемую в наши квартиры, в зависимости от погоды за окном. Регулируется температура путем смешения поданной воды (подача) и возвращаемой воды (обратка). За время прохождения по всему дому и возврата в «исходную» точку вода остывает. Именно эта разница – между подачей и обраткой – лежит в основе наших начислений за тепло.

При установке АУУ между подающей и возвратной трубами ставится насос и при необходимости подкачивает «остывшую» обратку до тех пор, пока подача не достигнет температуры, способной сделать отопление внутри помещений комфортным для жильцов.

За счет этой нехитрой, в принципе, системы происходят две вещи:

а) поддержание единой температуры в квартирах во время всего отопительного сезона (то есть, температура в квартирах становится комфортной в любую погоду: стало за окном чуть теплее или наоборот ударили заморозки, у нас всегда +18 (норматив));

б) за счет неравномерной подачи тепла снижается объем его потребления, соответственно, происходит экономия на его оплате.

Красиво, правда? Просто сказка какая-то. Но красиво – это не в случае с ООО «Энергосбережение».

По договору, полученному от них (если позволите, то далее просто – контора), установку АУУ  они производят за свой счет, так же, как и его последующее обслуживание. При этом ежемесячно мы должны будем оплачивать им так называемое «вознаграждение». Чисто теоретически – это нормально. За любую услугу нужно платить. Только по закону, например ст. 37 ЗоЗППЗакон о защите прав потребителей, оплате подлежат предоставленные и полученные потребителем услуги. А по договору, который пытаются втюхать нам, все будет происходить иначе.

Посмотрим по пунктам.

  • Допустим, наш дом заключил с конторой договор с 1 октября 2017 года. К этому моменту в доме уже запущено отопление. Технически и физически врезаться в трубы в это время можно. И даже по закону можно, с некоторыми ограничениями. Только проблема в том, что все подготовительные работы, включая создание проекта и согласование его в МОЭК, занимает некоторое время. Какое именно – сказать сложно. В договоре прописано, что контора обязуется в течение 50 рабочих дней после заключения договора установить АУУ, при этом полностью отсутствует пункт о том, что произойдет в случае нарушения данного срока. Плюс срок этот они завязывают на согласовании проекта с МОЭК. А так как МОЭК всеми фибрами против АУУ, то вряд ли это произойдет в прописанные договором сроки. В любом случае с даты заключения договора и до момента возможной установки пройдет как минимум  полтора месяца. К этому моменту за окном уже будет середина ноября и температура за окном опустится за -10. А вот это уже то самое исключение, прописанное в нормативах. При температуре -10 и ниже отключение отопления в домах возможно только в аварийных ситуациях. И установка АУУ явно к ним не относится. Как будет действовать контора в данном случае не очень понятно, в договоре об этом нет ни слова. Скорее всего, ничего они устанавливать не будут, дожидаясь благоприятных для этого условий. Но на этом этапе для нас важно другое. Несмотря на то, что никакого оборудования еще не установлено и никакой экономии мы еще не получаем, мы все равно должны платить конторе некое «вознаграждение». Потому что оплата производится с момента заключения договора и предполагает ежемесячный фиксированный платеж. А на случай, когда никакой экономии еще нет, платеж этот рассчитывается исходя из теоретической экономии (рис. 1).

  • Оплачивать по этой схеме три месяца 2017 года мы будем равными частями в 2018 году. Система расчета за тепло такова, что в текущем году мы платим за прошлый и так далее. То есть фактически в 2017 году мы платим за то, что получили в 2016. В случае с конторой все происходит ровно так же (рис. 2). Это, конечно, не такие уж большие деньги в масштабах одной квартиры. Но если вдуматься в объемы по району и в то, что платим мы за воздух…

Возможно, нужно учитывать, что в услуги конторы по договору входит еще и разработка проекта, а это тоже стоит денег? Только в договоре об этом нет ни слова. Исходя из всех условий договора обязанность у конторы только одна – установить и обслуживать АУУ. И получать деньги из расчёта сэкономленной теплоэнергии. А пока этого нет – за что мы платим? Отдельно здесь хотелось бы остановиться на одном интересном моменте. По всем данным, контора не имеет никакого права в принципе оказывать услуги населению по установке и эксплуатации чего-либо. Потому что она – проектная организация. Все виды ее деятельности – это проектная работа. Никаких допусков и разрешений на работу с коммуникациями либо обслуживание какого-либо оборудование у конторы нет.

Зато в договоре есть два хитрых пункта.

  • Один из них касается дополнительной оплаты работ, не предусмотренных договором. Поскольку разработка проекта в перечень этих работ не входит, есть вероятность, что плату за это нам выставят отдельным счетом. Второй пункт говорит о том, что контора имеет полное право привлекать для выполнения работ по договору субподрядчиков. Получается, что фактически сама контора в нашем случае выступает ненужной прокладкой между нами и реальным исполнителем. При этом найти концы и выйти на этих исполнителей у нас, как у конечного потребителя, нет практически никаких шансов. Хоть в договоре и написано, что всю ответственность за работу этих субподрядчиков несет контора, в случае, если произойдет какой-нибудь катаклизм в виде прорыва труб в месте установки АУУ, искать крайних мы будем долго.

Но и это ещё не самое интересное.

  • Вернемся к нашим расчетам. В октябре 2018 года начинается новый отопительный сезон. АУУ к этому моменту уже установлен, процесс пошел. И тут нас ждет сюрприз. По договору в случае, если оборудование работало не весь год, размер процента экономии на этот год фиксируется по первым полученным данным. То есть что получается. В октябре месяце за окном ещё достаточно тепло. МОЭК как обычно гонит нам в дома перетоп. Снижение температуры внутри квартир до норматива при всем этом может дать до 30% экономии. И этот процент они зафиксируют и рассчитают по нему весь год. Несмотря на то, что в реальности совокупный размер экономии мог составит 10-15%. Несмотря на то, что в остальные месяцы года оборудование не работало. Это все не учитывается. В 2019 году мы будем получать платежки с суммой «вознаграждения», рассчитанной по данной схеме (рис. 3).

  • И только лишь после того, как весь 2019 год оборудование отработает по полной, в 2020 мы наконец начнём платить реально за то, что получили. Спустя 2,5 года после заключения договора. Из которых полтора года мы будем оплачивать непонятное «вознаграждение» конторе просто за факт заключения с ней договора.
  • Особую радость от данного факта испытают льготники. Поскольку нигде в договоре ни одним словом не указано, каким образом будут происходить начисления льготной категории граждан. А им как раз предстоит порядком переплатить, а не сэкономить.

Все льготы и субсидии предоставляются у нас государством. При оплате ЖКХ это называется выпадающим доходом и компенсируется он путём перечисления недополученных средств из бюджета города на счёт управляющей компании. «Наша» контора никакого отношения к этим средствам не имеет, ей никто ничего компенсировать не обязан. Размер своего «вознаграждения» она насчитывает исходя из общего объёма поставленного тепла. Получается, что оплата за тепло снизится, только с учётом «вознаграждения» конторе общий размер платежки увеличится (рис. 4).

  • Последнее, пожалуй, из основного, что касается наших финансов. Предлагаемое оборудование работает не на конной тяге, увы. Оно подключается к электричеству. В нашем случае – к общедомовому . А поскольку в большинстве случаев МОЭК дает в дома перетоп, гонять оборудование для снижения температуры до норматива придётся сутками. С каким бы классом энергоэффективности не был прибор, если он работает 24/7 он в любом случае потребляет достаточное количество электроэнергии. В начале каждого года каждый из нас получает корректирующие платежки от Мосэнерго, в них учтены общедомовые расходы. Так вот с установкой и запуском предлагаемого оборудования сумма корректирующего платежа возрастет однозначно. А при всех выше описанных факторах экономия сведется к копейкам. Однако размер «вознаграждения» конторе останется неизменным.

И это лишь немногие значимые моменты предлагаемого нам договора.  Его практически весь можно разложить по пунктам и статьям.

Но теперь, ВНИМАНИЕ!

Всё вышесказанное не имеет абсолютно никакого значения. Потому что некоторые существенные пункты договора автоматически делают его недействительным.

В основные формулы, являющимися зерном всего договора, составителями включён такой показатель, как корректирующие коэффициент.

Если делать расчёт по закрепленным в договоре формулам, то при любых реальных показателях будет нарушен основной пункт договора. А именно: вместо предоставления нам экономии будет происходит минус-экономия (рис. 5).

Таким образом, данные формулы автоматически отрицают саму суть договора. Не понятно, сделано это по ошибке и безграмотности составителей или специально. Остаётся только предполагать.

И если идти по пути не фактов, а предположений, то получается следующая картина. Те, кто заверил всю эту кашу, далеко не дураки. И вряд ли они смогли бы допустить такую явную ошибку. Скорее всего, сделано это намеренно, умышленно и продуманно. Неспроста в своём красочном примере, использованном в договоре, они взяли за основу далёкие от реальности показатели. Создаётся ощущение, что подбирали их специально, для вымышленной наглядности.

Зачем тогда все эти формулы? Ну, вариантов множество. Даже мне, человеку далекому от теплоснабжения, в этом случае нарисовалось как минимум три схемы их использования для обмана жителей и незаконного обогащения. А уж выше упомянутой ОПГ и подавно известно, как сработать себе на руку и зачем все сделано именно так.

Тем более, если учитывать, что корни конторы уходят глубоко в систему ЖКХ и появилась контора совсем не случайно именно в этом году. В основе её стоят люди, съевшие на махинациях в сфере комуслуг не одну собаку. И поэтому совершенно очевидно, что такой “косяк” в формулах сделан совсем не случайно.

В любом случае итог один: обман нас под благовидным предлогом и ещё один источник дохода. Причем в нашем случае он откровенно незаконный. Углубляться в эту тему сейчас, наверное, не стоит. Хотя, возможно, мы ещё вернёмся к ней.

Итак, подводя итог.

Сейчас в нашем районе активность конторы заметно спала. Но с учётом того, что данная тема так или иначе возникает во всех районах города, есть основания полагать, что она активно продвигается «сверху» и не является частным случаем. И в наш район они ещё вернутся. Возможно, где-то в марте, ближе к концу отопительного сезона. Возможно, под другим названием. И к этому моменту нужно быть готовым и максимально информировать своих соседей о всех возможных подводных камнях.

Важно понять и запомнить несколько моментов.

Несомненно, АУУ – это благо. Только становится он благом при выполнении нескольких условий.

Во-первых, перед его установкой должны быть произведены все иные, предусмотренные законом, мероприятия по энергоэффективности и энергосбережению. Проведены должны быть в обязательном порядке управляющими компаниями за счет полученных от нас средств.

Целесообразность установки подобного оборудования в полной мере возможна только после проведения целого ряда мероприятий. Для начала должны быть приведены в порядок чердаки, подвалы, утеплены либо заменены подъездные окна и входные двери, утеплены фасады, приведены в порядок коммуникации. И для этого вовсе не требуется проведение капитального ремонта. Все эти работы лежат в рамках текущих работ, которые мы оплачиваем ежемесячно. После того, как проведены все эти работы, должны быть произведены расчеты подачи тепла и заключен новый договор с МОЭК на снижение размеров подачи. И только после этого имеет смысл установка АУУ. И только тогда мы получим то, что предполагается: и комфортную температуру в квартирах, и реальную экономию по оплате тепла.

Во-вторых, договор на его установку и обслуживание должен быть заключен непосредственно с компанией, имеющей все возможные допуски на осуществление данных работ и услуг. Напрямую с теми людьми, кто осуществит установку и регулировку и будет отвечать за работоспособность оборудования. Только тогда платежи будут прозрачными, а реальный исполнитель известен и доступен в случае возникновения конфликтных ситуаций.

В-третьих, в договоре в обязательном порядке должны быть пункты о том, что оплата услуг компании производится с момента первого зафиксированного процента экономии. И только в соответствии с реально полученными данными. И только за тот период, в котором оборудование действительно работало. Не с момента заключения договора, не по непонятным начислениям за предполагаемую экономию, не виртуальные платежи за еще не полученные услуги. А именно и только так – по факту предоставления услуги. Все расчеты должны производиться по прозрачной и понятной потребителю схеме, по нормальным, работающим и логичным формулам.

В-четвертых, перед заключением договора жителям должен быть предоставлен полный комплект документов, включая копии уставных и разрешительных документов от исполнителя. И в обязательном порядке – полный текст договора. Не искаженная выписка из него, не дающая никакого представления о договоре в целом, а весь договор целиком. Конечно, мало кто будет вчитываться в множественный текст, просчитывать формулы и сверяться с буквой закона. Но это неважно. Перед подписанием договора все его условия должны быть известны конечному потребителю в полном объеме.

Пожалуй, это самые основные моменты, связанные с нашествием на наш район нового оккупанта под вывеской ООО «Энергосбережение». Существует еще масса нюансов и, вполне возможно, мы еще не раз вернемся к данной теме. Мы внимательно наблюдаем за развитием процесса. Но в этом вопросе помимо прочего важен общественный резонанс. Важно информировать об очередной афере как можно большее количество жителей. И всем миром, как говорится, добиваться от властей не липовой галочки о выполнении плана, а реальных действий, направленных на улучшение наших условий жизни за полученные от нас же деньги.

Facebook Comments

1 комментарий к “Энергосбережение или развод на деньги?

  1. В доме Кленовый б-р, д. 10, кор. 2 АУУ был установлен при кап. ремонте в 2009 г. Тем не менее и в нашем доме в 2017г. “Жилищником” было инициировано собрание по заключению энергосервисного договора. С нас хотят содрать деньги за то, что давно установлено и работает. Мало того, мы платим за отопление не по показаниям узла учета также установленного, а по нормам правительства Москвы. И все это поддерживается и префектурой и мосжилинспекцией по ЮАО.

Ответить