Close

Архитектор Римма Петровна Алдонина

Я видел антилопу ГНУ,
И даже много, не одну.
Толпой бежали эти ГНЫ
И напылили, как слоны.
У водопоя много ГНУВ
Стояли, головы нагнув.
А может, это много ГНЕЙ?
Ну как же их назвать верней!?

Итак… какая же связь между этим стихом и этой фотографией? И что это вообще там, на фото? Отгадка следующая: автор стиха – детская поэтесса Римма Петровна Алдонина, она же – внимание! – главный архитектор Нагатинской набережной! Вообще Нагатинская набережная (на иллюстрации проект), по проекту должна была быть куда масштабней: с 35-этажными башнями и, помимо прочего, включать в себя ГАРАЖ(!) и иные нюансы городской жизнедеятельности. Но, как водится, детсадики с гаражами, оказались ненужными. Однако и без того эти паруса были великолепны, пока алчная точечная застройка… а, впрочем, почитайте, что об этом пишет сам главный архитектор, заканчивая тем, что нас ещё ожидает:

“К тому времени, когда появился этот проект, весь район Нагатино уже был застроен пятиэтажками с отдельными вкраплениями девяти этажей. Только вдоль берега тянулась незастроенная полоса шириной меньше ста метров. В мастерской № 11 (потом она стала № 10) эту полосу берегли и не спешили застраивать типовыми домами. Уж очень необычна, можно сказать, уникальна здесь градостроительная ситуация. Широкая двухкилометровая Нагатинская пойма, со всех сторон окруженная водой, позволяет с противоположной стороны, с высокого берега окинуть единым взглядом все четыре километра набережной.

Было сделано бесчисленное количество вариантов, но все они сводились к чередованию шестнадцатиэтажных «стен» с какими-нибудь «башнями». Причём типовых компактных башен выше 16 этажей тогда вообще не было.

С 1970 года, когда я стала руководителем бригады и главным архитектором этого проекта, мы с молодым архитектором Костей Запасовым при активной поддержке руководителя мастерской Павла Петровича Зиновьева предложили решить застройку набережной единым ансамблем из домов переменной этажности 10-25 этажей с акцентами из 35-этажных башен в центре и по концам застройки. Место требовало крупного ритма и интересного силуэта. Понижение крыльев зданий делало новые дома сомасштабными существующей застройке, воздушные разрывы активно включали пространство поймы в ткань жилого района, Предполагалось построить шесть домов-«пирамид» по три с каждой стороны от Нагатинского моста, который делит здесь набережную на две равные части.

Строительство, наконец, началось и НПО «Прокатдеталь» во главе с симпатичным и энергичным Ф.Я. Каменским довел до конца три комплекса переменной этажности на левой стороне от моста. Правда культбыт — детсады, магазин, гараж, конечно, построены не были. Завершение застройки на восточном конце вместо трёх 35-этажных стройных башен было выполнено из типовых широких двухсекционных в 22 этажа. Но и в таком виде ансамбль произвел впечатление на москвичей. Двадцать лет мне и, думаю, другим авторам тоже, говорили за него комплименты. Я сама радовалась, проезжая по Нагатинскому мосту на машине или на метро. Здесь проходит открытая линия метро, и десятки, сотни тысяч человек каждый день могли наблюдать, как сине-белые дома сжимаются в выразительную зубчатую гряду.

Как хотелось бы закончить на радостной ноте: мы старались, смотрите, у нас получилось. Но, увы, смотреть-то и не получится. Силуэт ансамбля Нагатинской набережной со стороны проспекта им. Андропова и открытой линии метро безнадежно, варварски испорчен! Между первым и вторым ступенчатым корпусом на месте, где по проекту застройки был детсад, поставили массивный, двухсекционный 22-этажный дом! Он вылез на переднюю линию застройки и начисто загубил весь ступенчатый ритм при взгляде от моста. Потом вплотную, можно сказать, впритык к фасаду первого дома, как вообще никто домов не ставит, выросла башня, напротив – другая, и весь рисунок набережной слился в малопонятную кашу… Те, кто раньше хвалил застройку, теперь обращаются ко мне с недоуменными вопросами: «Что вы там наделали?» Никому не приходит в голову, что можно было так проигнорировать авторов! Можно понять алчность инвесторов, равнодушие строителей, но понять и, главное, принять неуважение коллег по цеху друг к другу невозможно! Кто будет уважать архитекторов, если они не будут уважать друг друга, уважать то, что сделали их соратники?”

Остаётся только ответить: Римма Петровна, не переживайте, это вы Архитектор, а они ни фига не коллеги, так… московские прорабы… хищные, алчные монстры под названием прорабохитекторы.

Современная Нагатинская набережная

И по существу вопроса Римма Петровна, которой через пару месяцев исполнится 90 лет, поделилась с нами ещё информацией, которая не публиковалась нигде ранее.

НАГАТИНО

Район Нагатино был включен в границы Москвы в 1960 году. В эо время это был большой поселок, застроенный деревянными домами, образовавшийся из нескольких древних подмосковных сел. Сеть основных улиц, в основном, уже сложилась, вдоль Нагатинской улицы стояло несколько капитальных жилых домов, в конце Судостроительной улицы работал Судостроительный завод, техникум и др. Сообщение с Москвой осуществлялось со стороны Варшавского шоссе, откуда ходил трамвай.

Мастерская № 11 Моспроекта 1 под руководством Павла Петровича Зиновьева начала осуществлять массовую застройку района капитальным жильем. Проекты детальной планировки и застройки микрокрайонов выполнили архитекторы: Этчин Белла Арсеньевна (бригадир), Лебедева Октябрина Гансовна, Бурмистрова Ирина Павловна и др. Кстати, помню, О. Лебедева предложила название улицы Кленовый бульвар.

Сначала, в хрущевские времена, застройка проектировалась только пятиэтажной. В части кварталов к югу от Судостроительной улицы некоторое количество пятиэтажек было построено из силикальцитных блоков. Это было новшеством, материал выпускался на заводе здесь же, в Нагатино.

Затем, после хрущевской эпохи, по мере появления новых типовых проектов и новых возможностей Главмосстроя, появляется блочное и панельное жилье большей этажности.

К 1969 году вдоль северной границы Нагатино прорыли канал, спрямляющий реку Москву, и построили мост, который соединил Нагатино с районом Кожухово. Надо сказать, что в этом крупном градостроительном проекте, включавшем трассы двух новых дамб для машин и метро, новое русло реки и строительство моста, активное участие вместе с институтом Генерального плана Москвы принимали два наших архитектора: Б. А. Этчин и О. Г. Лебедева. Насколько я помню, к исполнению был принят именно их планировочный вариант трассы.

В результате Нагатино получило протяженный, открытый на пойму фасад, который требовалось застроить достаточно интересно. Так после многочисленный вариантов родился проект застройки Нагатинской набережной, где я была главным архитектором проекта  (см. статью «Как это было»). Проект большого комплекса НИИТАВТОПРОМа возле Нагатинского моста выполнил коллектив авторов в составе П.П. Зиновьева, Б.А. Этчин и О.Г. Лебедевой.

Помимо проекта Нагатинской набережной, мое участие в проектировании Нагатино выразилось в разработке застройки северной части квартала № 8: это микрорайон между Кленовым бульваром, Затонной и Судостроительной улицами. Здесь, кроме жилых домов в 12 и башенных в 17 этажей, я запроектировала для Судостроительного завода Дворец Культуры с театральной частью, спортзалами и бассейном. После того как строительство не состоялось, тут же, немного западнее выполнила проект Дом Культуры для Общества глухонемых. Интересный проект был почти доведен до рабочих чертежей, но Главмосстрой снова отказался строить. Так что я воспринимаю этот квартал как кладбище своих архитектурных надежд. Главмосстрой, кстати, так и не включил в план строительства магазина на западном углу этого квартала, который был нужен по расчету и входил в проект застройки.

На южном конце соседнего микрорайона, образованного Затонной улицей и улицей Речников, стоит группа односекционных кирпичных 13-этажных домов, разработанных по моему индивидуальному проекту для повторного применения в Москве.  Он повторен во многих районах города. Думаю, это тоже можно считать участием в застройке района.

Последней моей крупной работой в Нагатино были проекты планировки и застройки микрорайонов на вновь прибавленной в 80-х годах к Нагатино территории между улицами Коломенская и Коломенская набережная. Тогда это место называлось Нагатинским затоном. Я была главным архитектором и автором проектов. В это время требовалась этажность не ниже 12 и 17 этажей, которую мы и применили в этих микрорайонах.

Р.П. Алдонина,
заслуженный архитектор РФ
Декабрь 2017

Спасибо Римме Петровне за информацию. Но, конечно, не забываем, что она замечательная детская поэтесса, стихи которой можно читать и детям, и взрослым. И, разумеется, если у вас дети дошкольного и младшего школьного возраста, забиваем информацию о Римме Петровне в поисковике, спрашиваем в книжных магазинах и читаем с детьми. Это Настоящий Детский Поэт, а не графоманы, строгающие сейчас детскую ахинею с целью нарубить бабла.

Facebook Comments

Ответить

%d такие блоггеры, как: